федеральное государственное бюджетное учреждение
«Российский научно-исследовательский институт экономики,
политики и права в научно-технической сфере»
(РИЭПП)

Поиск по сайту


 

Издания

Научные мероприятия

Cотрудничество

Контакты

Наш баннер



Статистика сайта




Яндекс.Метрика

Автоперевод


Eng English Deu German Fra French

Облако тэгов




Брошюра «Россия с наукой и без науки»

Брошюра «Россия с наукой и без науки» Автор: Семёнов Е.В.

В советское время у нас было немало причин испытывать гордость за достижения лучших советских ученых. При этом, однако, общий уровень развития науки в стране, степень оснащенности отечественных лабораторий, система их снабжения необходимыми материалами и т.п. большой радости у советских исследователей не вызывали – было очевидно, что в западных странах условия для научной работы, как правило, намного лучше.
Помимо этого общего отставания, вызванного в том числе организационными причинами, у советской науки было еще три серьезных порока: излишняя милитаризация (хотя ее уровень многие склонны преувеличивать); изоляция, пусть и не абсолютная, от западных коллег и сильное идеологическое давление, особенно на гуманитарные науки (но не только - достаточно вспомнить гонения на генетику и кибернетику).
Можно было надеяться, что в постсоветский период пороки будут искоренены, а все лучшее сохранится.
Эти надежды не оправдались. По крайней мере, 1992-й год стал для российских ученых чистейшим бедствием. Об этом было многократно сказано, все бедствия были перечислены – можно и не повторять.

Достаточно вспомнить, каким существенным подспорьем для российских научных работников были разовые срочные гранты по 500 долларов, которые Международный научный фонд, организованный на средства Дж.Сороса в 1993 году, выдавал через банк Менатеп всем, кто мог предъявить хотя бы три научные публикации в реферируемых научных журналах. Таких исследователей набралось чуть больше 26 тысяч.
И вот перед нами работа, написанная спустя более полутора десятилетий, которая также пронизана беспокойством за судьбы российской науки, о чем говорит само ее название. Конечно, если под наукой понимать уже накопленные и постоянно пополняющиеся научные знания, Россия без науки не останется. Еще в советское время имела хождение шутка: зачем нам заниматься научными исследованиями – достаточно читать западную научную периодику. Впрочем, такие шутки опасны – чиновники могут их воспринять всерьез.
Но в данной брошюре говорится о науке как об определенной сфере человеческой деятельности, вместе со всеми институтами, которыми обеспечивается организация научных исследований и которые по большей части находятся в зоне ответственности государства. Вот здесь как раз и сохраняются причины для беспокойства.

Если снова вернуться к первым постсоветским годам, то практически все научные работники понимали, что надо что-то делать, что-то предпринять по спасению российской науки. Но в отношении того, что именно надо делать, в головах был полный разнобой и сумятица. Впрочем, один из заместителей министра финансов России осенью 1993 года прямо и смело заявил в одной из газетных статей, что по крайней мере в переходный период никакая наука России не нужна.
Поэтому следует признать крайне полезным подробный анализ всего того периода, включая также и предысторию, и последующие события, который автор дает в первой главе.
Как-то писатель Даниил Гранин, говоря о своем участии в Великой Отечественной войне, сказал: «Ну и что с того? Я знал о войне лишь то, что видел из своего окопа». В связи с этим уместно упомянуть, что автор данной брошюры, профессор Е.В. Семенов, в ходе этих событий находился отнюдь не в окопе, а скорее в удачно расположенном наблюдательном пункте, поскольку занимался организацией научных фондов и мог видеть много больше того, что видели другие.

Концептуальная часть брошюры, где автором даны оценки позициям и действиям в сфере науки разных социальных сил, а также собственные предложения и рекомендации относительно дальнейших действий, большей частью сосредоточены во второй главе (глава «Реформа»). Эта глава могла бы послужить великолепной затравкой для обстоятельной дискуссии. Таких дискуссий уже было немало, но вне каких-то рамок они обычно мало плодотворны. Вот такие рамки и дает данная глава.
Автор описывает четыре возможных сценария дальнейшего развития российской науки: инерционный, революционный, радикально реформаторский и эволюционно реформаторский. Явно предпочтительным видится эволюционно реформаторский сценарий. При этом возможны два варианта этого сценария: вариант прямого управления научными организациями и вариант косвенного внешнего управления. Успех, с точки зрения автора, намного более вероятен в жестком варианте, с прямым управлением, поскольку такой вариант предполагает наличие твердой воли реформатора.
При этом автор, конечно же, молчаливо предполагает, что эта воля будет направлена в нужном направлении. Остановка за малым: найти такого реформатора.
Впрочем, любые новые предложения, по крайней мере поначалу, всегда кажутся спорными. С чем соглашаться, а с чем нет – это мы предоставим читателю.

Третья глава («Человеческие ресурсы») изобилует статистическими данными, представленными в табличном и графическом виде. При этом все наиболее явно выраженные тенденции автор комментирует в тексте.
Приведены цифры по годам (с 1990 по 2006 годы), общее число занятых в сфере исследований и разработок, число самих исследователей и другого персонала, распределения их по наукам и по возрастным группам.
Кроме того, приведены такого же рода данные по аспирантам, докторантам и поданным в ВАК (и утвержденным) диссертациям.
Создается впечатление, что автор этим статистическим данным вполне доверяет – иначе зачем бы их приводить в таком количестве? Уж во всяком случае тенденции сомнений не вызывают. Однако тенденции тенденциями, но что именно стоит за этими цифрами в реальности, конечно, требует отдельного анализа. И это автор великолепно и наглядно показывает. Например, ставится вопрос: чем именно вызван резкий рост числа аспирантов, докторантов и защищенных диссертаций? Как выясняется – радоваться нечему: качество работ многих новоиспеченных кандидатов и докторов большой пользы российской науке не сулит.

Четвертая, самая короткая глава («Форсайт»), тематически несколько выпадает из общего направления брошюры, но автор счел наличие этой главы полезной для читателя и, надо думать, имел для этого все основания. Тем читателям, которые вовсе незнакомы с понятием форсайта и с соответствующими технологиями, эта глава сама по себе ясности не добавит, но для таких читателей автор привел в конце главы солидный перечень литературы.

Наконец, пятая глава посвящена проблемам, связанным с построением информационного общества, особенно применительно к России и российским условиям. Эту главу можно рассматривать как начало очень важного разговора. В этой главе показано, что дело не только в самих информационно-коммуникационных технологиях, которые продолжают развиваться невиданно быстрыми темпами, но и в том, что под воздействием ИКТ быстро меняется вся сфера научных знаний и их приложений, которая требует практически от всех членов общества решительного отказа от многих консервативных традиций, особенно в сфере управления - включая, конечно же, и сферу управления наукой.

В.В. Борисов, кандидат физико-математических наук


Возврат к списку

© РИЭПП 2017  На главную О нас Руководство Структура Научные кадры Ученый совет Научная деятельность Участие в ФЦП Выполненные работы Противодействие коррупции Работа в РИЭПП